Появится ли в России феминистское движение?..

Появится ли в России феминистское движение?..

15 марта в Независимом пресс-центре прошла встреча на тему: «Разгон митинга 8 марта: появятся ли в России новые политзаключенные-феминистки?». События развивались следующим образом: 6 марта 2013 года оргкомитет шествия и митинга «Феминизм – это освобождение», объединивший различные феминистские группы и оппозиционные движения, получил от московской мэрии официальный отказ в проведении заявленного мероприятия. Формальным поводом власти назвали позднее согласие на предложение об изменении места акции. В тот же день вечером оргкомитет принимает решение объединить свою акцию с разрешенным митингом гендерной фракции партии ЯБЛОКО. 8 марта проходит объединенный митинг, в ходе которого полиция проводит массовые задержания. Сначала был задержан Влад Тупикин, редактор газеты «Воля», за распространение ее феминистского выпуска. Затем полиция в предельно грубой форме задержала анархо-феминистку Елену Надёжкину, которая держала флаг с надписью «Свобода или смерть». А когда возмущенные участники митинга подошли к автозаку и стали требовать освобождения задержанных, полицаи начали хватать всех подряд, и таким образом, задержали еще 15 человек.

Складывалось ощущение, что полиция с самого начала была настроена на задержания. Никогда до этого митинга не видно было на акциях партии ЯБЛОКО трех подогнанных автозаков. У полиции были сведения о том, что запрещенный митинг «Феминизм – это освобождение» переходит на площадку ЯБЛОКА. Одна из заявительниц этого митинга получила письменное предостережение от прокуратуры Центрального округа об административной ответственности за проведение несанкционированной феминисткой акции. Другой заявительнице звонили и спрашивали, будут ли проводиться акции, несмотря на запрет. К третьей заявительнице подходили уже на самом митинге и спрашивали, ограничимся ли мы этим митингом или планируется что-то еще. То есть полиция ждала чего-то недозволенного, готовилась к нему и на разрешенном митинге стала задерживать людей с газетой и флагами, против которых организаторы этого митинга не возражали. Это напомнило «Болотное дело», когда людей брали так же на разрешенном мероприятии и позже заводили на них уголовные дела. Елене Надёжкиной тоже пригрозили уголовной статьей.

На пресс-конференции 15 марта за столом сидели задержанные 8 марта активистки, их адвокат, правозащитник и одна из заявительниц шествия-митинга «Феминизм – это освобождение», Татьяна Сухарева. В своей вступительной речи она заявила, что слово «феминизм» в России превратилось в бранное, и именно его упоминание в заявке и стало причиной запрета шествия и митинга «Феминизм – это освобождение». В праздник 8 марта, как констатирует Сухарева, «женщин винтили в автозаки, били ногами и возили лицом об асфальт». У задержанных синяки, один человек потерял сознание при задержании, у него подозревают сотрясение мозга. Кроме полиции, всех участников митинга ждала и другая напасть – «православные хоругвеносцы», которые оскорбляли присутствующих, почему-то определив всех в содомиты и извращенцы, а главное поливали одежду участников из медицинских шприцев перебродившей мочой. Полиция же, вместо того, чтобы убрать хулиганов с санкционированного митинга, потребовала немедленно прекратить его, пригрозив в противном случае арестовать всех участников.

Как считает Татьяна Сухарева, события 8 марта могут стать катализатором для появления в России настоящего феминистского движения, радикально настроенного по отношению к власти. «Для властей феминизм опаснее Майдана, он как красная тряпка для быка», – сказала одна из заявительниц шествия-митинга «Феминизм – это освобождение». На пресс-конференции Татьяна Сухарева заявила о том, что будет создавать либо партию, либо движение в защиту женщин, высказавшись против существующей «разрозненности феминистских групп, отсутствия единого информационного пространства». Необходимость консолидации уже образовавшихся феминистских организаций и инициатив назрела, но объединяться они, по мнению участников пресс-конференции, будут скорее всего не в единую централизованную партию, а в широкую коалицию, не предполагающую единого лидера. Это значит, что в ближайшее время на политической арене России может появиться еще одна, новая, составляющая, привычная для западного общества. На вопрос одного из журналистов Татьяна Сухарева ответила, что феминистское движение в России может быть только оппозиционным.