Философский взгляд на Феминистский карандаш-II

Философский взгляд на Феминистский карандаш-II

С 23 октября по 6 ноября в пространстве ArtPlay г. Москвы проходила выставка женской социальной графики «Феминистский карандаш-II». Выставка состоялась в рамках фестиваля МедиаУдар как параллельный проект V Московской Биеннале современного искусства. И на мой взгляд, интересно было сравнить два подхода, представленные на этих двух выставочных площадках: Феминистский карандаш на втором этаже, выделенного под МедиаУдар помещения, и собственно МедиаУдар на первом этаже – один объем вмещал диаметрально противоположные подходы, смыслы, ценности и цели. В самом общем виде их можно обозначить как – феминистский подход и царство патриархата. Какими бы современными ни пытались быть художники, активисты и просто творческие люди, выставившие свои работы на первом этаже в рамках МедиаУдара, они на целую парадигму отставали от художниц Феминистского карандаша – весь их посыл вращался в поле символического, где главным означающим, по мысли Лакана и его последователей, служит Фаллос. Предельно наглядно и примитивно это было выражено во вторжении хуйков Саши Галкиной в пространство Феминистского карандаша. Было такое ощущение, что Фаллос патриархата не выдерживал конкуренции с Женским Феминистского карандаша и попытался совершить интроекцию в поле феминизма, но принят не был – его строго ограничили рамками и указали ему на место.
fem-pencil 2

В чем же главное отличие выставки «Феминистский карандаш-II» от других, где выставляется современное искусство? Во-первых, на мой взгляд, работы участниц Феминистского карандаша не претендуют на звание предметов искусства, во всяком случае – не это цель. Во-вторых, даже то активистское искусство, которое так распространено в современной России и которое так же не ставит себе цель – создать предмет искусства, даже оно остается в рамках патриархатных норм: оно борется с властными структурами, используя риторику силовых структур. Оппозиция борется с властью (и с помощью активистского искусство в том числе), скрещивая свои Фаллические означаемые, как шпаги.

Работы же феминисток в принципе уходят с этого поля борьбы, поднимая другой пласт проблем, где не идет борьба с властью, а осуществляется высказывание за жизнь.

Именно поэтому так много работ на социальные темы, то есть такие, которые в «большом патриархатном» искусстве и не поднимаются. Все работы – личное высказывание: взгляд феминистки, находящийся на одном горизонте смыслов с проблемой. Отношения субъекта высказывания (авторессы работы) и того, о ком идет речь в работе, не субъектно-объектные, а живые, не опредмечивающие другого, субъектно-субъектные. Авторесса проживает мгновения реальности, которые изображены в работе вместе с теми, о ком эта работа рассказывает. Впрочем, часто работа – это авторское высказывание о себе, своих глубоко интимных переживаниях.

Именно поэтому так много работ на социальные темы, то есть такие, которые в «большом патриархатном» искусстве и не поднимаются. Все работы – личное высказывание: взгляд феминистки, находящийся на одном горизонте смыслов с проблемой. Отношения субъекта высказывания (авторессы работы) и того, о ком идет речь в работе, не субъектно-объектные, а живые, не опредмечивающие другого, субъектно-субъектные. Авторесса проживает мгновения реальности, которые изображены в работе вместе с теми, о ком эта работа рассказывает. Впрочем, часто работа – это авторское высказывание о себе, своих глубоко интимных переживаниях.

Противостояние феминизма и патриархата, на мой взгляд, лучше всего обозначено на трафарете-граффити Микаэлы «Девочка должна слушаться». На многих других работах «девочки» противостоят этому долженствованию, отстаивая свои ценности и интересы, или обозначают это долженствование как проблему, над которой следует задуматься и постараться разрешить ситуацию, не потеряв себя.

Главный завет (не хочется прибегать к слову «месседж») выставки, как я его прочитала, как раз и заключается в том, чтобы не потерять себя, чтобы обрести себя и помочь другим взглянуть на мир патриархата глазами феминистки, и отстоять в нем те ценности, которые всё время отодвигаются на второй план, уступая место насилию, власти, иерархии, формализованному порядку. А человек выживает благодаря творческой силе, животворящему хаосу, отношениям глаза-в-глаза – только так и можно жить.

Кураторок у выставки двое – художница Виктория Ломаско и искусствоведица Надя Плунгян.
Каталог, пространство выставки, да и само событие стали возможны благодаря поддержке Фонда Розы Люксембург, который чуть ли не единственный на территории России помогает осуществлять феминистские инициативы.

fem-pencil 3

Digiprove sealCopyright secured by Digiprove © 2013 Project Ostrov