Привет «Квиннеактивистене»

Привет «Квиннеактивистене»

Накануне 8 марта феминистки из Бергена предложили нам написать статью о политике Путина в отношении ЛГБТ, о прошедшей Олимпиаде и российском феминизме. Я написала, отправила Любаве в Берген, Лена Грунтова перевела ее на английский, и на норвежском статья была опубликована в самиздатском журнале «Квиннеактивистене» (можно перевести с норвежского как «Феминист»), который выпускает радикальное крыло. Оригинал на русском был таким:

Харитонова Ольгерта, феминистка из России,
редактор самиздатского радикально-феминистского журнала «Остров»

Путин, Олимпиада, ЛГБТ и феминизм

Россия – страна восточной деспотии. За всю историю ее существования не было ни одного периода, когда бы здесь появилась возможность для формирования гражданского общества. У нас очень мало людей с гражданским сознанием. Правосознание в государственных масштабах вырастает на правовом поле, но последнее здесь пока наполнено несуразицами, противоречиями и борьбой личных интересов. У российского народа превалирует рабское самосознание, упования на решения сверху и потенция к бунту без ответственности за последствия. Изменить эту ситуацию можно было в начале ХХ века, однако формирование гражданского общества было прервано гражданской войной, последовавшей за Октябрьской революцией 1917 года и установлением диктатуры не пролетариата, а партии большевиков. И второй раз возможность изменений была в конце ХХ века в недолгий период перестройки. Увы, и здесь мы не воспользовались ситуацией – мы вновь вошли в диктатуру, на сей раз в диктатуру КГБ (теперь ФСБ), которую олицетворяет Путин.

Путин – это мелкий диктатор «большой державы». Он и его «семья» пытаются изо всех сил удержать державу от распада. Они закатывают баснословно дорогие игрища в виде Олимпиады, но это оказывается пиром во время чумы, потому что в это же время происходит обнищание народа, его оглупление (рушится вся система образования) и просто уничтожение (система здравоохранения практически не работает, в детских домах мучается 600 тысяч сирот, а пенитенциарная система перемалывает взрослое население). Люди вынуждены заниматься простым выживанием, на рост гражданского самосознания не остается ни сил, ни возможностей.

Для того чтобы отвлечь народ от осознания тягот своего существования и скрепить его в единую нацию, власти используют риторику традиционалистов, призывающих к отказу от индивидуальности, личности, в угоду роду и русской общине. Всё это должны цементировать «духовные скрепы» и «традиционные семейные ценности», основанные на православной вере и «христианском» образе жизни.

Если в Европе в 1960-х годах произошла сексуальная революция, то в России ее не было. Мы так и не научились говорить о сексуальных отношениях, о сексуальности как таковой. Этот дискурс в обществе не разрабатывался. Зато теперь у нас началась сексуальная контрреволюция. На государственном уровне обсуждается вопрос о запрете любой «сексуальной пропаганды». Закон о запрете пропаганды нетрадиционных сексуальных отношений среди подростков уже принят в июне 2013 года. Сейчас же они предлагают запретить любые разговоры о сексуальности. Тела подростков созревают до поллюций и менструаций, но говорить об этом они могут только с родителями, которые сами не знают, как вести подобные разговоры. Любой разговор о сексуальности не внутри семьи может рассматриваться как пропаганда секса. И это обсуждается на государственном уровне в «мировой державе», в ХХI веке!

Законы, принимаемые Госдумой в последнее время, обнажают страх государства перед обществом и желание тотального контроля над этим обществом, над приватной его сферой, которая единственная остается «зоной свободы». Российское государство наглядно демонстрирует лозунг феминисток «Личное – это политическое!». Государственная политика ложится к нам в постели и контролирует наши сексуальные отношения: вне семьи секса быть не должно, а в семье можно заниматься только традиционным сексом. При этом в России миссионерская поза одна – государство всегда сверху.

И если кто-то подумал, что власть ограничится контролем над ЛГБТИК-сообществом, то это заблуждение. Просто люди ЛГБТИК оказались наиболее простым объектом для канализации народного недовольства. Ксенофобия традиционно сильна в российском обществе. Люди ЛГБТИК – очевидные и вызывающие неприятие, Иные. Поэтому гомофобные настроения моментально охватили разные слои общества. И мало кто понимает, что истоком ненависти против Иных является ненависть против своих, против близких людей, против самих себя. Страх и ненависть разлиты по российскому обществу.

Страдают от этого в первую очередь дети, подростки и женщины – от домашнего насилия, от сиротской своей доли, от развала здравоохранения и системы образования. Вместе с тем именно дети и женщины могут спасти общество. Поэтому я – феминистка. Поэтому мы организуем мероприятия, выпускаем журнал и ведем группы в социальных сетях, чтобы оказывать поддержку женщинам. Оказывать поддержку детям мы теперь не имеем права.

Да, я выхожу часто на публичные акции в поддержку ЛГБТИК: на протестные марши в «Радужной колонне», на День поцелуев к Госдуме, на митинги и пикеты в поддержку Pussy Riot. Но главная работа обычно скрыта от широкой общественности. Группы самоподдержки не терпят публичности, однако именно там оказывается реальная помощь участницам. Школа феминизма – самообразовательный проект для женщин – существует в Москве почти три года. Встречи проводятся нерегулярно, но стабильно. Обсуждение актуальных для женщин вопросов – это не только поддержка, это еще и развитие самосознания. Радикально-феминистский журнал «Остров» в декабре 2014 года будет отмечать свое пятнадцатилетие. Там публикуются женщины и пишут они обычно о том, что именно их волнует. По материалам журнала мы проводим литературные чтения, викторины и презентации.

Именно феминистских групп в России немного. Непопулярности феминизма способствуют исторические реалии России и современная политика, которая пока не приравняла феминизм к мыслепреступлениям, однако постоянно декларирует несоответствие феминизма «традиционным российским ценностям». А в стране побеждающего традиционализма всё, что не традиция, может стать преступлением. И они будут правы, потому что феминизм действительно преступает границы привычного и разрешенного. Лучше всего это видно на примере Pussy Riot. Они отсидели за свои взгляды. Другие феминистские группы (не панк-группы) не так заметны, но и они проводят немало работы, способствующей росту самосознания женщин, выработке гражданского сознания. И именно на этой основе может быть построено гражданское общество в России, которого нам так не хватает. Мы работаем на это.

Bergen 03

Digiprove sealCopyright secured by Digiprove © 2014 Project Ostrov